Московское

12 : 29

Локальное

12 : 29

Реестровая политика – бюрократия и экономика

Реестровая политика – бюрократия и экономика
Интеграция Реестра российской промышленной продукции с ГИСП, наполнение данного Реестра новой номенклатурой, детализация позиций Реестра для продуктов дискретного производства, где используется большое количество комплектующих – все это на сегодняшний день составляет одну из самых сложных процедурных задач импортозамещения. Судя по реакции представителей промышленности, эта задача еще далека от разрешения.

Реестр Минпромторга, используемый для идентификации квотированной продукции, пока содержит массу «белых мест». Поставщики жалуются на то, что его наполнение новыми позициями осуществляется слишком медленно. На форуме «Армия-2021» вице-премьер Юрий Борисов отметил, что некоторые российские производители даже не подозревают о его существовании и не имеют представления, какие возможности этот инструмент раскрывает в государственном заказе. Негативные бюрократические факторы, связанные с трудозатратами согласования и подтверждения, для многих предприятий перевешивают саму мотивацию попадания в Реестр. Не только для поставщика, но и для заказчика эта разбалансированность создает сложности.

– Заказчик, размещая закупку, на определенный товар (если его кодировка присутствует в ГИСП) может посмотреть, какие товары российских производителей соответствуют требуемой позиции, – рассказала Анна Катамадзе. – Это помогает сориентироваться по техническим характеристикам, требования к которым закладываются в документацию о закупках, в извещение. Это особенно важно, если осуществляется закупка в рамках квотирования. Такой алгоритм действий позволяет объективно оценить возможности рынка и увидеть потенциальных участников. Непосредственно с Реестром квотированной продукции Минпромторга, заказчик имеет дело на этапе работы Конкурсной комиссии. Последняя при приеме заявок должна отклонить участника закупок, если, например, в рамках квоты он указал, что его товар российский, но этому нет подтверждения в Реестре.

Система формирует среду
По словам Анны Катамадзе, система импортозамещения заработает в полную силу, если в перспективе все российские производители войдут в Реестр квотированной продукции, а правила его использования станут одинаково жесткими для проведения закупок как в рамках 44-ФЗ, так и в рамках 223-ФЗ. Для первого действует условие, что подтвердить российское происхождение продукции можно только через ЕИС в электронном формате. В закупках по 223-ФЗ такого требования нет: то есть, для госкомпаний и госкорпораций подтверждение российскости носит декларативный характер. Одна из стратегических задач Минпромторга – продавить цифровое решение и в области корпоративных закупок.

– Мы находимся на старте достаточно долгой структурной реформы. При этом за год нам удалось создать очень серьезный нормативно-правовой базис, подкрепив его технологической частью, за счет достройки ЕИС. Важно что, за этот период квотирование действительно превратилось в рабочий инструмент, в экономическую среду, стало данностью для заказчиков и поставщиков, – отметила Анна Катамадзе.

Одним из существенных успехов Федерального казначейства в части технического регулирования стало выделение товарной части в закупках. Дело в том, что ради приобретения импортной продукции при наличии российских аналогов многие заказчики идут на хитрость и ведут свою экономическую деятельность в сегменте комплексных закупок услуг.

– Мы создали в системе определенные бизнес-контроли, которые обязывают заказчика выделять товар, в том случае, если у него в контракте есть закупка товарной части. Обязывают заказчика не обходить этот признак, – пояснила Анна Катамадзе. – Таким образом, у контролирующих органов появился инструментарий, позволяющий сделать выводы, о том, что заказчик осознанно идет на обман, обходя эти условия. Акцент на товарной части в закупках также усиливается благодаря электронному актированию, которое в обязательном порядке вводится в 44-ФЗ с 1 января следующего года в рамках «оптимизационного» законопроекта. Акт выполненных работ неизбежно должен иметь детальную расшифровку номенклатуры – так как напрямую связан с требованиями бухгалтерского учета. Не поставить на учет закупленный товар – это уже уголовная ответственность. Все это мы сбалансировали и связали в правовой узел.

Возвращаясь к вопросу о границах квотирования, важно учесть, что такие предельные значения уже были предусмотрены в первой редакции законопроекта в виде обязательных объемов исполнения национальных квот по территориальному признаку. В частности, предполагалось ограничить обязательную долю квотированной продукции в размере не менее 50% закупок, осуществляемых субъектом федерации в течение года. Характерно, что большинство регионов поддержало предложенную планку. Однако в следующей итерации законопроекта данного требования уже не оказалось. Его заменили обтекаемой формулировкой, что правительство наделяется полномочиями определять границы обязательного исполнения квот для каждой отрасли индивидуально. Отраслевой подход выглядит более гибким, чем территориальный, но и добиться ответственности заказчиков в рамках «индивидуальной» промышленной политики государству будет сложнее.

Автор: Андрей Троянский/Цифровые закупки/